Прощай, сурковская Россия


© Изображение из открытых источников
Громкая предновогодняя отставка первого замглавы администрации президента Владислава Суркова - "главного идеолога Кремля", "серого кардинала российской политики" и "кукловода", по выражению Михаила Прохорова - вызвала вал комментариев. Собственные комментарии Суркова уже вовсю расхватывают на цитаты, отмечая что некоторые достойны философов Великой Французской революции. А пресса, спешит рассказать о причинах увольнения из Кремля человека, который на протяжении последних 12 лет был главным политическим менеджером страны.
Важнейшим кадровым решением последних дней стал, несомненно, переход заместителя главы администрации Президента России Владислава Суркова на работу в руководство на пост вице-премьера по модернизации. Сурков - единственный из долгожителей Кремля - во многом олицетворял собой идеологию политического режима. Он начал действовать в Администрации Президента ещё при Ельцине, продолжил при Путине и Медведеве. И вот в настоящее время Сурков по сути дела уходит в отставку, ибо место «вице-премьера по Сколково» - это фактически почетная отставка. Понятно, что Суркова, человека с огромными связями посреди политической элиты, околокремлевской интеллигенции и в журналистском сообществе, угрожающе было несложно посылать в отставку, оттого что он тут же перекочевал бы в стан оппозиции, которая в дополнение к Кудрину укрепилась бы ещё одним влиятельным политическим деятелем. Потому под Суркова сознательно создана смешная должность без определенного круга обязанностей.В чем же причины отставки Суркова? Оттого что ещё намедни энергично ходили слухи, что Сурков якобы отказался возглавить Администрацию Президента, а некоторые аналитики из этого более того сделали вывод, что «крысы бегут с корабля», увидели в этом знак близкого краха путинского режима. В настоящий момент мы видим, что эти аналитики «попали пальцем в небо». Судя по всему, никто Суркову серьезно не предлагал должность главы АП, без затей потому, что в новой конфигурации власти для Суркова места нет.Многие политологи считают, что отставка Суркова связана с провалом его политических схем и моделей, круто замешанных на постмодернистском мировоззрении, а проще говоря, стремлении «играть в политику». Оказалось, что все пестуемые и лелеемые Сурковым организации - «Наши», «Местные» и прочие, вся эта селигеровская вакханалия, которая выдавалась за создание оплота режима среди молодежи, в кризисное период с треском провалилась. Нет никаких митингов «Наших» и «Местных», потому что их вообще нет, все это - виртуальная реальность, симулякр Суркова, на который, между тем, были потрачены немалые деньги. А когда разразился политический кризис, реально в поддержку Путина выступили только рабочие Нижнетагильского Уралвагонзавода, а совсем не сурковские нашисты. Я думаю, что прийти на помощь Путину реально могут не только рабочие-нижнетагильцы, но и многие другие, - нетрудно некому оказалось организовывать митинги в поддержку Путина. Сурков на это оказался безупречно не способен. Эта черносотенная русская стихия для Суркова - terra incognita.Митинг в Нижнем Тагиле в поддержку Путина организовали другие люди. И оказалось, что политическая элита в отрезок времени кризиса полностью может стоить без Суркова. Власти Сурков оказался не нужен. Тот самый закономерный результат связан и с тем, что идеологически Сурков ближе тем, кто собирается на Болотной площади и требует отставки Путина, а не путинским силовикам. Сурков прямо не вписывается в новую конфигурацию режима, которую создает Владимир Путин. И это отрадный факт.Собрать воедино мнения журналистов и политологов на этот счет нам поможет обозреватель Solovei.info Алина Фурсенко.Александр Соловьев: Алина, прежде всего, расскажите, какие перестановки сейчас происходят в кремлевских и правительственных кабинетах?Алина Фурсенко: Первые кадровые назначения и отставки в верхних эшелонах власти за последнее время выглядят следующим образом. Отставка Грызлова и направление главой администрации Президента России Сергея Иванова. Назначение Дмитрия Рогозина вице-премьером и акцент на развитии военно-промышленного комплекса. Какой будет новая конфигурация власти, в то время как нелегко сказать, потому, как это зависит не только от желаний и намерений Владимира Путина, но и от расклада сил в элите. Понятно, что в каких-то вопросах Путин вынужден будет сходить на компромисс с властными группировками для расширения базы своей поддержки. Но очевидно, что новая конфигурация власти будет иной, будет основательно выделяться от той, что создавалась при участии Суркова.Александр Соловьев: Главный политтехнолог Кремля и фактический создатель современной политической системы в России отправляется в отставку. Эффективность его работы не вызывает сомнений, с чем же связано отлучение Суркова от должности третьего политика страны?Алина Фурсенко: Как известно, Владислав Сурков как носитель постмодернистского мировоззрения увлекался политическими играми и политическими «разводками». Он любил символизм, и не невзначай рядом него отирались всякие сомнительные, но крайне действенные политтехнологи, словно бы Марата Гельмана. Есть мнения, что отставка Суркова свидетельствует еще и о том, что пора политтехнологов уходит, а наступает час идеологов. Сегодня нужны прорывные идеи, а не политические симулякры, изображающие стабильность. А таких идей Сурков легко не может родить, потому что он - дядя чуждый русской традиции и русской стихии, которая всё больше абсолютно выходит на поверхность политической жизни.Отставка Суркова - это проявление конфликта в высшем руководстве страны, такое мнение высказал бывший сопредседатель "Правого дела" Леонид Гозман, и чиновник кремлевской администрации это отчасти подтвердил. В окружении премьера Владимира Путина недовольны тем, как он провел избирательную кампанию и реагировал на митинги протеста, начавшиеся после выборов. В частности, чиновник напомнил про недавнее интервью "Известиям", где Сурков неожиданно хорошо отозвался о протестующих, сказав, что на Болотную площадь вышла лучшая часть общества. Это высказывание резко контрастировало с репликами Путина в адрес митинговавших на Болотной, произнесенными в ходе его "прямой линии" с россиянами.Александр Соловьев: Отставка Суркова связана с результатами выборов?Алина Фурсенко: Уже сразу после выборов люди, близкие к администрации президента, отмечали, что в окружении Путина Сурковым недовольны и считают, что он не предотвратил и отчасти спровоцировал массовый протест - в частности, информационной атакой на ассоциацию защиты прав избирателей "Голос", постановочными контрмитингами "Наших" и единороссов."Известия" вспоминают еще более ранние эпизоды, в которых улавливают начало недовольства Путина Сурковым. На совещании, посвященном Общероссийскому народному фронту (ОНФ), который Путин создал в мае - по информации газеты, совершенно неожиданно для Суркова, главный кремлевский идеолог тогда предложил включить в него не только лояльных функционеров и активистов. А на прямой вопрос премьера, как в целом он оценивает идею ОНФ, Сурков заметил: "Безусловно, Владимир Владимирович, в ней нет ничего, что можно было бы назвать неверным". Путину эта на первый взгляд совершенно корректная фраза, рассказывают источники издания, страшно не понравилась.Источники также рассказывают, что неоднозначную реакцию премьера вызвала и история с отчуждением у Михаила Прохорова партии "Правое дело" (именно тогда Прохоров резко обрушился на Суркова, обозвав того "кукловодом"). Косвенно это подтверждает и весьма благожелательная реакция премьера на выдвижение Прохорова в президенты, которую он продемонстрировал в ходе "прямой линии"."Я знаю, что Михаил Дмитриевич собирался и предпринял попытку организации партии, но возникли проблемы, которые многим известны. Но Михаил Дмитриевич - человек последовательный, он от своего не отступает. Я так понимаю, что он принял решение использовать новую площадку для того, чтобы продвигать те идеи, которые он считает правильными для нашей страны", - заявил тогда глава правительства и кандидат в президенты.Александр Соловьев: Вполне закономерно, что Путин формирует команду из верных ему людей, Владислав Юрьевич таковым перестал являться?Алина Фурсенко: Как рассказывают чиновники, отставка Владислава Суркова решает еще несколько задач. Первая - начало форматирования новых команд под следующий президентский срок, вторая - формирование единого центра принятия политических решений, прежде всего на грядущих президентских выборах."Не Суркова нужно было перевести в кабмин до выборов. Нужно было до конца кампании перевести Володина в Кремль", - подчеркивает "Московский комсомолец", комментируя назначение на место Суркова одного из ближайших Путину людей - Вячеслава Володина, возглавлявший аппарат правительства."Путин заранее занимает командные высоты, расставляя своих людей в руководстве Администрации президента. Кремль вновь становится центром принятия решений. Причем единственным", - заключает газета. Эту версию подтверждает и недавнее назначение на пост главы кремлевской администрации еще одного "человека Путина" Сергея Иванова.Александр Соловьев: Митинговавшие на Болотной помимо отстранения от власти Путина требовали также и отставки Суркова. Получается, что это, в некотором роде, «жертва на откуп» митингующим?Алина Фурсенко: Уход Суркова помимо прочего призван сыграть роль ритуальной жертвы (слова Леонида Гозмана): его убирают как символ политических явлений, вызвавших протест. Оппозиция и либеральная часть общества всегда воспринимала Суркова как наиболее одиозную фигуру кремлевской администрации. Весь процесс "закручивания гаек" связывался напрямую с ним. Он - идеолог нынешней политической системы. Поэтому то, что он покидает свой командный пост именно сейчас, можно рассматривать как некую дань обществу и "тренд на смягчение", как выразился вице-президент Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.Александр Соловьев: Политологи и журналисты считают, что «выдача» Суркова успокоит политический кризис легитимности, выплеснувшийся после выборов?Алина Фурсенко: Митингующие действительно требовали его отставки, как в свое время и Михаил Прохоров, но митингующих эта "жертва" успокоит вряд ли. Специалист по геополитике из бизнес-школы Нанси-Метца (ICN) Александр Мельник пишет, что демонстрации протеста являются предвестником появления - правда, нескорого, - гражданского общества, Мельник призывает быть реалистами: "Речь идет скорее о похвальной вспышке социального протеста, нежели о глубинной перемене политического пейзажа. Это российская версия движения "рассерженных", далекая от того, чтобы быть квинтэссенцией "арабской весны", потому что митингующие с Болотной площади, в отличие от вышедших на площадь Тахрир, никоим образом не продемонстрировали готовность довести до конца свои требования о смене режима". На самом деле Россия сегодня колеблется между отчаянием и фатализмом, продолжает Мельник. Отчаяние присутствует потому, что после циничной рокировки 24 сентября россияне вдруг осознали, в каком тупике в очередной раз оказалась их страна, так богатая человеческими талантами. Фатализм - потому, что россияне, несмотря на глобализацию, убеждены: статус-кво невозможно изменить в культурном пространстве, где пропасть между "ними" (властью) и "нами" (народом) всегда достигала космических масштабов. "Идея взять судьбу в свои руки представляется россиянам утопичной", - пишет Мельник. В этом контексте Владимир Путин может остаться у руля и до 2024 года, а Россия будет и дальше жить за счет нефтегазовой ренты, маневрируя между богатством новой номенклатуры и неразвитостью демократии и не заботясь о долгосрочных интересах граждан, допускает эксперт. Александр Соловьев: А что же по поводу тех, кто от власти пока не отстранен? Многие политологи убеждены, что правящего тандема больше нет, и Дмитрий Медведев тихо уходит с политической арены.Алина Фурсенко: Последняя рокировка Кремля и Белого дома связана с конфликтом в правящем тандеме, считает известный политтехнолог Глеб Павловский, подтверждая аналогичные предположения СМИ и некоторых политиков. По его мнению, последние действия президента Дмитрия Медведева, объявившего масштабную реформу политической системы в стране в сторону либерализации, не были согласованы с премьером Владимиром Путиным и последнему "явно не нравятся". Новое назначение Владислава Суркова Павловский назвал "устранением самого его места как такового и переход политической вертикали Кремля Белым домом". На вопрос, зачем это понадобилось, он пояснил, что по должности Сурков "оказывался куратором президентской кампании, что явно не устраивало Путина, потому что Путин не доверяет Суркову и не доверяет самому Медведеву после прошедших четырех лет". По его мнению, устранением Суркова из Кремля Путин "устанавливает системы безопасности в тех местах, где он ждет подвоха и в первую очередь - в Администрации президента". Убрав Суркова из АП, Путин "еще больше ослабил Медведева, что будет толкать того к каким-то еще более радикальным шагам". "Поэтому эта ситуация крайне нестабильна", - полагает политолог. Ситуацию "уже можно назвать остроконфликтной", а перед президентскими выборами она может еще сильнее расшататься. И тогда этот конфликт внутри власти может выйти наружу", считает Павловский. По его словам, "то, что происходило на Болотной, теперь будет происходить внутри аппарата. Там тоже будут формироваться различные непубличные партии, которые вступят между собой сначала в игру, а потом в борьбу". "Конечно, во власти появятся и либералы, но это будут ситуационные либералы. Они будут предлагать игру по правилам, поскольку иначе в остроконфликтной ситуации все перережут друг друга. Воплощением такого типа либерала вполне может быть Алексей Кудрин, но это совсем не то, что понимают под либерализмом на протестных митингах", - считает он. Прощай, сурковская Россия…Уход Суркова означает конец той политической системы, которая существовала в России 12 лет, с момента прихода Путина и накануне этого прихода. Еще в Ельцинский период, будучи подручным Волошина, Сурков занимался в Администрации Президента кураторством Думы – как и ранее, когда он работал на «Менатепе» или «Альфа-группе», обеспечивая олигархическим группам депутатскую поддержку. Рост влияния Суркова пришелся на путинский период и неуклонно возрастал вплоть до 2011 года. В России в 2000-е годы Сурков практически единолично курировал следующие направления: 1. Идеологию (как власти, так и оппозиции, включая разнообразный веер симуляций-однодневок, открываемых и закрываемых Кремлем на всех этапах многократно). 2. Политику (устанавливая, что является мэйнстримом, а что маргиналитетом, вплоть до того, какие партии проходят, какие не проходят, а какие вообще не доходят до выборов, и кто какой процент голосов получает). 3. Информационное поле (определяя всю структуру политического вещания основных национальных СМИ, за которыми жестко следовали СМИ региональные). 4. Общество и культуру (в смысле вывода на авансцену или, напротив, сдерживания и дискредитации тех фигур, которые были призваны представлять – или не представлять – «российское общество» – для этой цели Сурков создал и курировал Общественную палату). При этом именно он и только он во всем российском политическом аппарате понимал, как вся эта модель функционирует, как она управляется, и какой ярлычок приписан каждому мало-мальски известному политическому, идеологическому, общественному или культурному деятелю. Это была функция не просто кукловода, но демиурга. Сурков создал российскую политическую систему 2000-х годов, и он ей практически единолично суверенно правил. При этом он делал это не от своего имени (у него не было и нет для этого ни имени, ни позиции), но от лица высшей власти, то есть от лица Путина и воплощенного в нем политического устройства России. Он идеально угадал специфику российской политической психологии: массы примут все, что угодно, но только «от лица царя». Но как соотнести этот народный монархизм, авторитаризм снизу, с формальными нормативами демократии? Эту дилемму мог решить только Сурков - и он ее решил. Он монопольно контролировал всё программное обеспечение российской политико-идеологической, информационной и социо-культурной жизни. От него зависело, кто находится внутри системы, а кто вне ее, кому дают слово, а кого его лишают. По сути, именно он устанавливал правила игры и жестоко карал тех, кто отказывался по ним играть. Больше всего он любил стратегию микса, в духе парадоксальных сочетаний: либералов-западников он старался перековать в державников, олигархов – в социалистов, маргиналов – в уважаемых выразителей мэйнстримной позиции, патриотов – в демократов… Но только так, чтобы старая идентичность была подорвана, а новая не укоренилась. И вот такой человек сегодня уходит со своего поста, то есть со своей ключевой позиции. Суркова, как функции, как ключевого игрока, как главного менеджера политико-идеологической сферы, больше нет. Всё. Это переворот, конец цикла и настоящая революция. Мы уже сегодня живем в новой России. Это постсурковская Россия. Многое будет отныне зависеть не просто от того, кто придет ему на смену. Занятие Володиным поста Суркова еще никак не гарантирует способности выполнять функции Суркова – за это еще предстоит биться, и далеко не гарантированно, что нечто подобное вообще получится; может быть, после Суркова этой функции в российской политике вообще не будет существовать, а соответствующий пост приобретет совершенно иное значение или не приобретет вообще никакого.
 
http://www.izvestia.ru



Рекомендуем