Венедиктов и Варфоломеев исключены из совета директоров Эхо Москвы


© Изображение из открытых источников
Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и его заместитель Владимир Варфоломеев исключены из совета директоров радиостанции на внеочередном собрании ее акционеров. «Избран новый совет директоров «Эха», в котором больше нет журналистов радиостанции», - написал в своем Твиттере присутствовавший на заседании Владимир Варфоломеев.
Заместитель главного редактора «Эха Москвы»  также сообщил, что из совета директоров уволены два его независимых члена - научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин и один из руководителей Исследовательского центра частного права Александр Маковский.Как передает «Интерфакс», в новый состав вошли генеральный директор «Эха Москвы» Юрий Федутинов, руководитель «Связьинвеста» Владимир Семенов и управляющий партнер «Центра правового регулирования» Евгений Трубин.В новый совет директоров «Эха Москвы», кроме вышеперечисленных, входят гендиректор ОАО «Газпром-Медиа Холдинг» Николай Сенкевич, его первый заместитель Игорь Гойхберг, замгендиректора «Газпром-Медиа» по финансово-экономическим вопросам Елена Каптур, замгендиректора компании по правовым вопросам Ян Пискунов, председатель совета директоров ОАО «НТВ-Плюс» Дмитрий Самохин, а также адвокат Александр Березин.Тему продолжат обозреватели портала.Александр Соловьев: Как комментируют исключение из совета директоров радиостанции журналисты «Эха» Алексей Венедиктов и Владимир Варфоломеев?Борис Дрын: По мнению Варфоломеева, власть обиделась на журналистов и укоротила поводок подконтрольному медиа-холдингу. Комментариями Венедиктова мы пока не располагаем.Владимир Варфоломеев: «На мой взгляд, это решение, скорее всего, политическое. В том смысле, что руководство страны, чем-то недовольное в работе «Эха», предложило подконтрольному медиа-холдингу, что называется, «укоротить поводок».Александр Соловьев: Что говорят о новом совете директоров радиостанции, исключенные из него журналисты?Борис Дрын: Говоря о новом совете, Варфоломеев отметил, что «в нем тоже девять человек, но соотношение сил уже иное, да и лица отчасти другие». Теперь, по его словам, радиостанцию представляют генеральный директор «Эха» Федутинов и юрист Березин. То есть журналистов в совете директоров больше нет. От «Газпрома», который через «Газпром-Медиа Холдинг» владеет 66% радиостанции, уже пять человек, а независимыми директорами стали лично незнакомые пока журналисту Семенов и Трубин, первый из которых возглавляет государственный «Связьинвест», а про второго известно, что он вроде учился вместе с Медведевым. Александр Соловьев: Напомните о начале скандала на радиостанции.Борис Дрын: Конфликт между руководством «Эха Москвы» и его основным собственником стал публичным в середине февраля этого года. Тогда «Газпром-Медиа» потребовал досрочной отставки совета директоров радиостанции и смены его независимых членов. При этом главный редактор Алексей Венедиктов, который, согласно уставу «Эха Москвы», еще как минимум два года должен занимать этот пост, заявлял, что его «больше всего задел вывод из совета директоров Маковского и Ясина».Александр Соловьев: Что стало поводом для зачистки «Эха»?Борис Дрын: По данным «Интерфакса», основной причиной давления на «Эхо Москвы» стала критика, высказанная в адрес радиостанции Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. Последний, на встрече с главными редакторами крупнейших российских СМИ 18 января обвинил журналистов «Эха» в «обслуживании внешнеполитических интересов» других государств, а также заявил, что радиостанция его «поливает поносом с утра до вечера».Александр Соловьев: Какие еще могли быть причины?Борис Дрын: Высказывались также предположения, что собственник получил задание «надавить» на радиостанцию после активного освещения ею зимних акций протеста в Москве. Сам Алексей Венедиктов отрицал, что «мочить» его станцию поручил именно Путин, но не отрицал, что перестановки в совете директоров проводятся, чтобы оказать давление на коллектив.Александр Соловьев: Как комментирует заявления Венедиктова пресс-секретарь Путина?Борис Дрын: По словам Дмитрия Пескова, перестановки в совете директоров «Эха» не имеют никакого отношения к критике журналистами радиостанции Владимира Путина.Александр Соловьев: Как комментирует «Газпром-Медиа» смену совета директоров подконтрольной радиостанции?Борис Дрын: В «Газпром-Медиа» заявляют, что смена совета директоров радиостанции является исключительно техническим шагом, который не коснется редакционном политики «Эха». «Совет директоров общества - орган, осуществляющий общее руководство хозяйственной деятельностью компании и выработку стратегических бизнес-задач. Никаких кадровых изменений в редакции, включая Главного редактора, а также никаких изменений в редакционной политике радиостанции изменения в составе Совета директоров не предполагают», - заявили в компании, когда начался февральский сыр-бор.Александр Соловьев: Что по этому поводу говорят оппозиционные политики, среди которых достаточно олигархов?Борис Дрын: В феврале, когда стало известно о грядущей смене совета директоров «Эха», готовность выкупить долю «Газпрома» в радиостанции выразил кандидат в президенты, миллиардер Михаил Прохоров. Выкупить «Эхо» хотела основатель и владелица радиостанции «Серебряный дождь», а также телеканала «Дождь» Наталья Синдеева. Однако их предложения остались без ответа.Александр Соловьев: Напомните о скандальной встрече Путина и Венедиктова.Борис Дрын: На встрече с главными редакторами крупнейших российских СМИ 18 января Путин открыто признался и Венедиктову и другим журналистам, что круглосуточно на радиостанции «Эхо Москвы» на него выливаются помои.Александр Соловьев: Прямо так и сказал?Борис Дрын: Во время разговора Путин спросил Венедиктова - за кого тот собирается голосовать на выборах? На Что Венедиктов ответил: «Я с 1996 года не хожу на выборы, Владимир Владимирович. Путина заинтересовала гражданская пассивность журналиста. Венедиктов сделал обиженное лицо, на что Путин заявил: «Я вот не обижаюсь на Вас, когда вы меня поливаете там поносом с утра до вечера, а Вы обиделись. Я два слова только сказал, а Вы уже обиделись». Журналист хотел было перевести разговор в шутку, но премьер заявил, что он совсем не шутит.
 



Рекомендуем