18+

Взрыв во время похорон полицейского является новым способом теракта, который опробовали накануне боевики в Ингушетии. По мнению экспертов, полицейского убили специально, чтобы собрать на его похороны как можно больше силовиков, чтобы затем совершить массовое убийство полицейских.
«Это заранее спланированная акция, напрямую связанная с убийством участкового Коригова, погибшего после обстрела в Малгобеке. Это сделано теми, кто знал, что проститься со своим сослуживцем придут его товарищи», - заявил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Этой же версии придерживаются и в МВД республики. «Его (И.Коригова) убили, чтобы затем совершить массовое убийство полицейских, которые соберутся на похороны своего сослуживца. К различным уловкам этих бандитов, в том числе и к двойным взрывам, мы уже привыкли и научились не попадаться на них. Но то, что могут взорвать похороны, никому и в голову не могло прийти», - заявили МВД Ингушетии.

По словам ингушских оперативников, смертник легко затесался в толпу полицейских. На незнакомого человека никто не обратил внимания, потому что, согласно местным обычаям, на похороны может прийти любой человек, даже совершенно незнакомый родственникам и друзьям покойного, отмечает РБК.

Напомню, утром 19 августа в сельском поселении Сагопши во время похорон участкового уполномоченного Илеза Коригова террорист-смертник привел в действие взрывное устройство. В результате теракта погибли семь человек, включая шестерых сотрудников МВД. Мощность взрывного устройства составила 10 кг в тротиловом эквиваленте.

По данным правоохранительных органов, исполнителем теракта стал 34-летний житель Сунженского района Хамзат Альдиев, который несколько лет находился в федеральном розыске как участник бандподполья. Также установлено, что за терактом стоит группа, которой руководит находящийся в розыске член бандподполья, житель Малгобека Артур Гетагажев.

В связи с терактом в Ингушетии объявлен трехдневный траур. Все развлекательные мероприятия отменены до 22 августа.

О том, что боевики на Кавказе целенаправленно уничтожают силовиков уже не для кого не секрет. В последнее время террористы используют методику двойного теракта, когда через несколько минут после первого взрыва следует второй направленный на убийство прибывших на место инцидента сотрудников силовых ведомств.

О том кто стоит за терактами на Кавказе и что делается силовиками для установления мира в этом регионе ранее поведали обозреватели портала.

Александр Соловьев: Алина, покушения на сотрудников правоохранительных органов происходят в республике чуть ли не каждый день, что Вам известно об этом?

Алина Фурсенко: Это, правда, статистика неутешительна. Напомню, на автодороге Междуречье – Хупри в Цунтинском районе Дагестана в сентябре 2010 года было приведено в действие взрывное устройство в момент, когда мимо проезжала автоколонна из трех автомобилей пограничного управления УФСБ РФ по Дагестану. Одна из трех машин была подорвана. Погиб один пограничник, еще двое с ранениями были доставлены в больницу. В результате взрыва машина загорелась, поэтому пострадавшие, помимо минно-взрывных ранений, получили еще и ожоги.

Позже в Цумадинском районе Дагестана в момент проезда УАЗа с двумя полицейскими прогремел взрыв. Бомба была заложена на обочине дороги. Машина получила значительные повреждения, но обошлось без жертв и пострадавших. Мощность взрыва составила около 8 кг в тротиловом эквиваленте.

В центре Махачкалы осень также прогремел взрыв, в результате которого ранения получили два полицейских. Инцидент произошел на улице Ярагского около 00.10. Устройство было заложено в кустах и сработало, когда сотрудники ДПС остановили машину для проверки. В результате, по предварительным данным, пострадали двое полицейских.

Александр Соловьев: Совершенно закономерно то, что в последнее время работать в МВД на Кавказе идут все меньше людей, ведь нахождение там становится все более опасным?

Алина Фурсенко: Это, безусловно, удручающий, но закономерный факт, люди боятся за свою жизнь. Это же даже не военные действия, где результат столкновения могут решить действия обоих сторон, это мышеловка, в которую есть вероятность угодить в любое время и в любом месте.

Кроме этого, в регионе  зафиксирована еще и финансовая несправедливость. Военнослужащие, занимающиеся проблемой терроризма на Кавказе, 2 прошедших года были лишены премий, полагающихся им по закону. По данным Главной военной прокуратуры, финансовые работники группировки войск в горной части Чечни похитили деньги, предназначенные для выплаты премий военнослужащим за борьбу с терроризмом суммой 113 млн. рублей.

Александр Соловьев: Есть хоть какие-то успехи по борьбе с терроризмом в кавказском регионе. Что силовикам за прошедшее время удалось сделать?

Алина Фурсенко: Успехи определенно есть. Так в Кабардино-Балкарии местными правоохранительными органами  был ликвидирован Ахмат Кациев 1965 года рождения и Камиль Мирзаев 1970 года рождения, входившие в так называемую эльбрусскую диверсионно-террористическую группу. Также был ликвидирован эмир Урус-Мартановского района Юнади Батаев, шесть лет участвовавший в организации терактов, в июне Рустам Раджабов, возглавлявший бандподполье дагестанского района. Силовиками делается многое, но, к сожадению, теракты не прекращаются.

Александр Соловьев: Если бы можно было отбросить все экономические и сырьевые отношения, мирное население Чечни до сих пор хотело бы претендовать на независимость?

Алина Фурсенко: Официальные данные сообщают, что 90 % местного мирного населения выражает желание остаться в составе Российской Федерации. Что происходит в умах жителей на самом деле – загадка, восток-дело тонкое.

Александр Соловьев: Множество терактов осуществляется с помощью террористов-смертников, откуда они берутся?

Алина Фурсенко: Сегодня все больше обвинений звучит в отношении  так называемых «радикальных исламистов». Но беспристрастные исследователи из различных стран мира должны рассматривать и любые иные возможные пути формирования мировоззрения будущих «камикадзе». Многие сходятся во мнении, что гипноз, особенно нарко-болевой, важная часть «подготовки» террористов.

Александр Соловьев: В рядах населения назревает неполиткорректный вопрос. Если  вторая чеченская компания в свое время так сильно подняла рейтинг Владимира Путина, почему сейчас правительство не предпринимает никаких радикальных действий?

Алина Фурсенко: А вот на этот вопрос ответить трудно. Например, в Дагестан вкладывается неоправданно большое количество денег, вспомнить хотя бы футбольный клуб «Анжи», тем временем, ситуация там усугубляется с каждым днем. Мотивацию поведения правительства и прогнозирование будущего я на себя не возьму, но то, что с обстановкой в Дагестане нужно что-то предпринимать, конечно, очевидно…

Популярное

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
По вопросам рекламы и любого другого сотрудничества, пожалуйста, пишите нам на info@solovei.info