18+

Президентская предвыборная кампания в России уже пустилась во всю прыть. Не так давно в стране произошло несколько важных событий, имеющих к ней отношение.



Премьер-министр и кандидат в президенты Владимир Путин  подписал постановление о присуждении премий в области печатных СМИ. Среди десяти награжденных оказались три журналиста, известные как критики власти: Михаил Бекетов, Ирина Петровская и Сергей Пархоменко.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что его патрон существенно расширит географию поездок по стране и до выборов не собирается покидать пределы России. Незадолго до этого глава международного комитета Госдумы Константин Косачев призвал следовать примеру западных демократий, где, по его словам, на выборах превалирует внутренняя тематика.

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков, определенно хорошо осведомленный о настроениях в Кремле, публично высказался о том, что Дмитрий Медведев, как человек, более авторитарен, нежели Путин.

А теперь попробуем сложить воедино эти 3 факта.

У журналистов и политологов складывается впечатление, что Владимир Путин решил подкорректировать свой имидж и предстать насколько возможно либералом, во всяком случае, не меньшим либералом, чем Дмитрий Медведев.

Когда Путин заявил, будто в эпохе Брежнева не было ничего плохого, он, таким образом, спровоцировал людей на  формирование аналогии с эпохой долгого «застоя», старения партийного, а ныне государственного аппарата, цензуры и прочих прелестей брежневского периода в истории.

По информации Рунета, еще три месяца назад на одной из встреч с гражданами  он высказался в том духе, что вот, мол, на Западе считают его «ястребом», а, между прочим, при нем войны с Грузией не было. В телесюжет этот пассаж, конечно, не вошел.

Некоторые наблюдатели находят символичным, что раньше Путин демонстрировал воинственные наклонности на татами, а теперь подчеркнуто мирно ныряет с аквалангом и мирно играет с Медведевым в мирный бадминтон.

Член президентского Совета по правам человека политолог Дмитрий Орешкин заявил, что: «Очевидно, что эта предвыборная кампания Путина, в отличие от предыдущих, строится на более мягкой риторике. Власть стремится предстать более открытой, демократичной и доброжелательной, чем о ней думают».

Складывается впечатление, что облик КГБшника с твердой рукой уже начинает внушать людям не только уверенность, как в первые годы после шатания 90-х, но и опасение, поэтому командой Путина принято решение изменить его амплуа.

Дмитрий Медведев всегда воспринимался в «тандеме» как «добрый полицейский», и его отказ от второго срока «прозвучал погребальным звоном по либерализму и модернизации». Теперь команда Путина стремится представить своего шефа не меньшим демократом.

«Реакция элиты, интеллигенции и многих граждан оказалась весьма негативной. Люди почувствовали себя униженными, причем даже не столько фактом возвращения Путина, сколько тем, как это было сделано. В течение нескольких недель и Путин, и, особенно,  Медведев фактически оправдывались»,  - говорит Дмитрий Орешкин.

«Конечно, не случайно в телевизоре появились люди, которых там давно не было. Не случайно программу 0020 на НТВ опять ведет Татьяна Миткова. Не случайно обсуждаются некоторые темы, достаточно болезненные для власти, которые не обсуждались раньше.

Власть наполнена не самыми глупыми людьми, и они понимают, что возник разрыв между нею и общественным мнением. Накопилось много претензий, растет негативизм и даже презрение к официозу. Давно известно: если не можешь остановить процесс, надо его возглавить. Команда Путина демонстрирует рациональное осознание проблем и готовность к диалогу. Смотрите, все не так страшно, никакого авторитаризма нет», - излагает он свое видение происходящего.

По мнению большинства аналитиков, говорить о смене или хотя бы корректировке курса преждевременно. Скорее уж это стандартная предвыборная маскировка, своеобразный «рояль в кустах», ну а если совсем грубо  - «волк в овечьей шкуре».

Уже 24 сентября, сразу после объявления о планах премьера идти на выборы, в околокремлевских кругах прозвучали заявления, что на третьем сроке Россия и мир увидят «нового Путина». Но примеры превращения консерватора в реформатора после десяти лет пребывания у власти истории неизвестны. Обратных - сколько угодно, например Александр I.

Да, команда Путина понимает, что пока проигрывает. Да, стремится переломить ситуацию, обеспечить, если не поддержку, то нейтралитет части оппонентов, возможно, занять какие-то новые электоральные ниши. Немного сменила тональность. Но особенно верить этому, по мнению Дмитрия Орешкина, не следует.

За 11 лет Владимир Путин, обладая всей полнотой власти, не смог, или не захотел изменить сырьевой характер экономики, искоренить коррупцию, зависимость судов, всевластие бюрократии и «силовиков», отсутствие гарантий прав личности и собственности - с какой стати ожидать этого теперь?

Всем памятны его знаменитые  слова о «дубине», предостережения против  «украинизации в России», негативные отзывы об оппозиции и самом институте выборов.

«У советской и российской власти слишком большой опыт расхождения между словом и делом, - напоминает эксперт. - Думающие люди относятся к словам со вполне объяснимым недоверием».

Алексей Воробьев полагает, что награждение оппозиционных журналистов мало на кого произведет впечатление, поскольку напоминает «рояль в кустах» ну или, по крайней мере, стандартную показуху. Конечно, награждают оппозиционеров, но не самых значимых, самые, зачастую, если и могут получить награды, так уж точно посмертные.

«Слишком все нарочито, навязчиво и очевидно: вот мы идем на выборы, и вот мы награждаем оппозиционеров. Искалеченного преступниками Бекетова следовало поддержать гораздо раньше», - замечает он.

По мнению эксперта, лакмусовой бумажкой, по которой можно будет судить о намерениях Владимира Путина, станут только его кадровые решения после вступления в должность.

«Экспертное сообщество надеется на некие перемены, - говорит аналитик. - Ситуация в экономике и социальной сфере слишком критична, чтобы ничего не менять. Это понятно всем, думаю, понятно и Владимиру Путину».

Ряд комментаторов высказывают мнение, что единственным эффектным жестом, который заставил бы либералов поверить в «нового Путина», стало бы помилование Михаила Ходорковского и Платона Лебедева сразу после инаугурации.

Они уверены, что такой шаг поддержала бы даже часть противников Ходорковского. Мстительность никого не красит, а великодушие - признак силы и уверенности в себе.

«Путин - достаточно решительный человек, он может пойти и на это тоже», - считает Дмитрий Орешкин.

Но Алексей Воробьев настроен более скептически.

«Ходорковского могут выпустить только при условии, что он уедет за границу или будет молча сидеть на даче. Но я думаю, что таких условий своего освобождения он не примет», - говорит эксперт.

Не смотря на то, что большинство экспертов совсем не надеется на ощутимое «потепление» курса Путина, все сходятся во мнении, что: «Имитация лучше, чем отсутствие имитации. Позитивно уже то, что власть хоть как-то прислушивается к тому, что происходит в обществе. Если оппонентов не запугивают, а задабривают - это уже прогресс».

«В конце концов, здороваясь по утрам, люди не обязательно искренне желают друг другу здоровья, но лучше проявлять вежливость, чем показывать кулаки», - соглашается Алексей Воробьев.

Одной демонстрации гибкости, конечно, недостаточно, но так лучше, чем тупо завинчивать гайки в духе Лукашенко. Обмануть русского человека нетрудно, он сам обманываться рад. Правда, всегда остаются и те, кто не рад, вот они и продолжат наблюдать за ситуацией и определят, глобальное планируется «потепление» или как обычно предвыборное…

Обозреватель Алина Фурсенко

 

Популярное

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
По вопросам рекламы и любого другого сотрудничества, пожалуйста, пишите нам на info@solovei.info