18+

Известный оппозиционный блогер Алексей Навальный и сопредседатель движения «Солидарность» Илья Яшин арестованные во время митинга 5 декабря на Чистых Прудах, участники которого протестовали против фальсификации результатов думских выборов, отсидев 15 суток за неповиновение полиции, минувшей ночью были выпущены на свободу.



Появившись перед встречавшими его сторонниками и журналистами, Алексей Навальный заявил: «Я сел в одной стране, а вышел в другой». Спустя некоторое время после освобождения блогер написал в своем твиттере: «Хэй, я снова с вами, в мире, где разрешена обувь со шнурками».

Напомню, что на следующий день после ареста и вынесения приговора мировым судом Тверского района Москвы Алексей Навальный и Илья Яшин были признаны международной правозащитной организацией Аmnesty International «узниками совести».

По словам главы Московского отделения Amnesty International Сергея Никитина, заявления гособвинения противоречат реальным фактам. Алексея Навального и Илью Яшина, а также несколько сот человек, задержанных после мирной акции на Чистых прудах, обвинили в неподчинении полиции, несмотря на то, что многочисленные видеозаписи и заявления очевидцев свидетельствуют, что у митингующих не было технической возможности покинуть место акции, поэтому демонстрантам было сложно подчиниться требованиям полиции.

Узник совести, термин, введенный в 60-х годах прошлого столетия британским правозащитником Питером Бененсоном, для обозначения человека, арестованного или осужденного только за мирное выражение своих политических, религиозных или научных взглядов.

Первым узником совести был назван архиепископ Праги, Йозеф Беран. За проповедь осуждающую коммунистический строй, он провел в тюрьме около четырнадцати лет. В разное время к узникам совести причисляли таких людей как Иосиф Бродский, Владимир Буковский, Александр Солженицын и многие другие.

О том, что же происходит сейчас внутри России, о причинах ситуации и путях ее разрешения, ранее наш обозреватель Алина Фурсенко поинтересовалась у известного политолога, политического аналитика и эксперта института гуманитарно-политических исследований Владимира Борисовича Слатинова.

Алина Фурсенко: Главная фигура протеста и неформальный лидер оппозиции в последнее время, человек, стоящий за рамками политической системы, Алексей Навальный, не принадлежащий ни к одной из партий. Это фигура? Прочите ли вы ему какое-то будущее как политическому деятелю?

Владимир Слатинов: Безусловно, Навальный – фигура. У меня к нему отношение противоречивое, с одной стороны, человек очень грамотный, умный, либерально ориентированный, но с высокой долей популизма. Хотя я понимаю, почему это происходит. Владислав Сурков, заместитель администрации президента, создатель Единой России  и главный идеолог Кремля, нарисовал абсолютно искусственную политическую систему, он выдал лицензии семи партиям, никаких новых игроков он не впускает. За последнее время, помимо «Парнаса», Партии Народной Свободы, в лицензии было отказано еще 10 партиям, если кто-то и допускается, то только те, кто согласен играть по правилам господина Суркова лично. Классический пример – Прохоров. Как только человек проявил самостоятельность, ему сразу же обрезали крылья, поэтому и Навальный понимает, что в системном поле ему делать нечего.

Алина Фурсенко: Он мог бы теоретически быть одним из лидеров партии?

Владимир Слатинов: Вполне возможно. Поэтому он сейчас окучивает несистемный пласт. В условиях искусственной системы несистемный не есть маргинальный. В этом смысле он ведет себя очень адекватно. Многие считают его популистом припоминают ему участие в русских маршах, но он набирает мощь как политик за рамками системы, прекрасно понимая, что эта система развалится. Великий комбинатор Сурков в интервью Минаеву заявил, что мы должны разомкнуть систему, конечно,  размыкать эту систему будет он сам, но это все равно говорит о том, что власти поняли, что размыкать все-таки надо. Когда система будет разомкнута, либо сознательно, либо уже стихийно, у Навального будет шанс возглавить довольно мощную политическую силу.

Алина Фурсенко: В последнее время в соцсетях был популярен ролик под названием «Ждет ли Путина судьба Каддафи», распространяли его активисты молодежных прокремлевских движений.

Владимир Слатинов: В России хотя и мягкий (благодаря чему мы с вами разговариваем), но персоналистский авторитарный режим. А все подобные режимы, которые не понимали необходимости открытия шлюзов, размыкания системы и перехода к нормальным демократическим формам, кончали достаточно плохо. У меня есть осторожный оптимизм. У власти перед 4 декабря было 2 стратегии: они могли нарисовать себе 65 %, но, слава Богу, хватило ума подрисовать только до 50%(смеется), то есть на выборах был частично выпущен пар. Не смотря на то, что, поскольку применение административного ресурса и фальсифицирование было столь массовым, что у большой массы общества осталось осознание нелегитимности выборов, власть сделала шаг навстречу реализму.

Алина Фурсенко: Какие еще шаги могут быть предприняты властью?

Владимир Слатинов: Возвращение выборов мэров, выборов губернаторов. Недавно Сурков обмолвился, что отмена губернаторских выборов привела к плачевным результатам. Следующий момент: открытое партийное строительство (снятие по факту действующего запрета на это) и обеспечение прозрачности выборов.  Но если действовать в этой логике, то власть нынешняя должна будет мирным способом или потесниться или уйти с возможной перспективой возвращения. Если этого не произойдет, то рано или поздно нас ожидает сценарий обвала системы.

Алина Фурсенко: В районе четвертого  марта 2012 года?

Владимир Слатинов: Я не знаю, 4 ли марта. Еще неделю назад никто не ожидал, что произойдет то, что произойдет, но вот в Москву вводят внутренние войска, очевидно, что ребята у власти перетрухнули. 5 и 6 декабря происходит невероятное, это движение остановить будет уже сложно.

Алина Фурсенко: А если власть закрутит гайки?

Владимир Слатинов: Если гипотетически власть перейдет к силовым стратегиям (Лукашенко, например, удалось гайки закрутить), то это все равно на время. Какое – вопрос. К тому же Россия – не Белоруссия, это большая страна, и потенциал подавления у нашей власти невысок. Она способна на локальные репрессии, но не способна на репрессии массовые и жесткие. Сегодняшние настроения народа вернуть назад уже нельзя. Власть вынуждена будет идти на постепенные уступки.

Алина Фурсенко: Вы не рассматриваете вариант с массовой миграцией несогласных?

Владимир Слатинов: Она идет, и власти рады этому. Современная российская система намного изощреннее советской, она более открытая. Благодаря оттоку не только людей с рублевки, но и молодых профессионалов, не возникало критического пара. До недавнего времени. Либо нынешняя система эволюционирует, либо (я сам этого не хочу) мы переживем второй обвал. Но не как ученый, а как человек я имею надежду, что постепенно мы будем отвоевывать все новые рубежи: губернаторские выборы, потом мэрские, регистрация новых партий. И тогда через 5-6 лет мы будем иметь другую страну.

Алина Фурсенко: Вы надеетесь, что ситуация, что называется, «не перекипит» и все обойдется без критических моментов, иными словами, 90-е, которых так боится поколение, пережившее их с трудом, не повторятся?

Владимир Слатинов: Это «пугало» уже не действует. Вернее, действует на кого-то, и действовал все 10 лет, но постепенно память стирается, а молодое поколение просто не застало тех событий. Власть не понимает того, что существует пирамида Маслоу, она действует. Да, страна получила некую стабильность, но дальше страну волнуют такие вещи, как справедливость, эффективность государственного управления, некоррумпированость, честность суда. А власть искренне не понимает и удивляется: «Ну, мы же вам построили школу! Мы же вам дорогу построили!», а то, что хочется, чтобы в этой школе был учитель с хорошей зарплатой, чтобы разница между зарплатой учителя и директора не была в 20 раз, как это сейчас в школах и в ВУЗах, чтобы тендеры на строительство выигрывался честно – этого наши правительственные ребята не понимают. А общество подошло к этому следующему этапу потребностей и желаний. Решив проблему стабильности власть сама породила в обществе подобные настроения.

Алина Фурсенко: Стагнация режима Брежнева привела к перестройке. Все циклично?

Владимир Слатинов: Естественно. Нужно меняться эволюционно, но так меняться наши ребята не хотят. Но пока, к счастью, революционный сценарий у нас в России невозможен, но я все равно поддерживаю нынешние протесты, потому что это форма давления на власть.

Алина Фурсенко: 4 и 5 декабря в разгар многотысячного выступления оппозиции на Чистых прудах и Триумфальной площади федеральные телеканалы не сказали об этом ни слова. В репортажах были только премьер и президент, поздравляющие страну с победой Единой России и 15-тысячная толпа представителе прокремлевских движений, празднующая ее на улицах Москвы. Молодых активистов свезли из разных городов России, чтобы заглушить боем барабанов лозунги оппозиционеров.

Владимир Слатинов: Федеральные каналы сейчас играют ту же самую роль, что и во времена позднего СССР, они просто обеспечивают идеологическое прикрытие власти. Смешно и горько.

Алина Фурсенко: Напоминает трансляцию балета «Лебединое озеро» во время августовского путча, не правда ли?

Владимир Слатинов: Конечно.

Алина Фурсенко: Что скажете о личности уходящего президента Дмитрия Медведева?

Владимир Слатинов: Скажу политкорректно: Дмитрий Анатольевич сильно разочаровал, во всех смыслах. За последние 2 месяца мы поняли, что нет никакого либерала, нет абсолютно. Это крайне авторитарная личность, проявившаяся в истории с Кудриным, с Лужковым. У Путина есть внутренние ограничения и перегородки, например, Владимир Владимирович никогда не ведет себя с губернаторами, как с провинившимися школьниками, как это делает Дмитрий Анатольевич. Для меня это очень показательно. Когда Дмитрий Анатольевич грозит губернаторам ответственностью за результаты выборов, когда он, пользователь интернета и ай-пада говорит о том, что видеоролики, зафиксировавшие фальсификацию на выборах, искусственно снятые, когда в Твиттере он позволяет себе сгоряча использовать нецензурную брань, видишь перед собой уже не либерального человека, а вполне авторитарного. А в последние месяцы он делает такие заявления, как будто страной управлял кто-то другой, а не он. На встрече в Сколково он говорит о том, что в России нет нормального чиновничества. Мало кто знает, но Медведев возглавлял комиссию по реформе госслужбы с 2000 по 2005 год. Человек, непосредственно ответственный за реформу чиновничества говорит о том, что у нас нет нормального чиновничества. Кто у нас вообще страной руководит? Слатинов Владимир Борисович или те, кто сидел перед ним в Сколково? Это забавно. Апофеозом, конечно, стала фраза, сказанная на съезде Единой России: «Всех достала тупость и коррумпированность системы». Конечно, той самой системы, которой вы управляете уже 12 лет (смеется). У меня такое ощущения, что он взял ластик и стер свою политическую репутацию.

Алина Фурсенко: В таком случае, как думаете, займет ли Дмитрий Анатольевич кресло премьер-министра в случае переизбрания Путина?

Владимир Слатинов: Если Путин не назначит Медведева премьером, это по факту признание поражения. Они всю кампанию строили на рокировке. Но на какой срок – вопрос. В новый политический цикл он вступает с пониженным курсом своих политических акций.

Популярное

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter
По вопросам рекламы и любого другого сотрудничества, пожалуйста, пишите нам на info@solovei.info