Жизнь Марии Лазаревой зависит от дипломатов

Российская гражданка Мария Лазарева почти год сидит в кувейтской тюрьме, где ее жизни с недавних пор стала угрожать опасность. Об этом заявила на недавней пресс-конференции в Москве ее адвокат Екатерина Духина. Несмотря на то, что «дело Лазаревой» разваливается на глазах, надежды на справедливое расследование мало. Ситуацию может переломить визит в Кувейт делегации МИД РФ, который состоится 6 марта.

Почет и уважение

Лазарева работала в Кувейте последние 15 лет. Возглавляемый ею инвестфонд KGLI за эти годы осуществил немало крупных проектов (за один из них Лазарева получила от эмира личную благодарность). Публичное признание заслуг предпринимателя не уберегло ее от уголовного преследования по сфабрикованным делам.

Первое дело: Логистический хаб

В 2017 году генпрокуратура Кувейта возбудила против Лазаревой уголовное дело. Ее обвинили в хищении средств при работе над контрактом по подготовке стратегии создания в Кувейте логистического хаба. К моменту возбуждения дела стратегия начала применяться при строительстве объектов инфраструктуры. Состава преступления не было. Как отметила адвокат Лазаревой Екатерина Духина, даже в случае каких-то претензий к отчетности, дело должно было разбираться в арбитражном суде. Но проблему усилиями прокурора сразу вывели в уголовную плоскость.

Суд состоялся в мае 2018 года. Судья не стал слушать свидетелей стороны защиты, а документы, предоставленные адвокатами россиянки, не приобщил к делу. Защиту в ходе судебного процесса не ознакомили должным образом с материалами дела. Их просто не стали переводить с арабского на английский (не говоря о русском). В итоге Лазареву осудили на 10 лет лишения свободы. Защита пока безуспешно ждет рассмотрения в апелляционной инстанции.

Второе дело: The Port Fund

Параллельно ведется другое уголовное дело, которое пока даже не дошло до суда. Генпрокуратура по нему обвиняет Лазареву в растрате средств The Port Fund (TPF), которыми управлял KGLI. Данный фонд в отличие от KGLI в основном специализируется на проектах вне Кувейта. Тем не менее, кувейтские инвесторы в лице крупных госкомпаний и Пенсионного фонда ранее вложили в TPF свои средства. Поводом для возбуждения дела стал перевод денег TPF (около $500 млн.) в дубайский банк Noor. Это было сделано после начавшихся претензий со стороны прокуратуры. TPF продал часть контрактов, а переведенные в Noor средства планировал распределить между инвесторами, но не успел. Прокуратура Кувейта заморозила счета TPF.

Почти два годы инвесторы, среди которых оказались компании из США, находились в подвешенном состоянии. Чтобы вернуть деньги, американские компании пролоббировали разморозку счетов TPF. В феврале 2019 года все инвесторы вернули деньги с дивидендами. Полученная ими прибыль оценивается в 200%. Подозрения прокуратуры Кувейта оказались беспочвенными.

Примечательно, что главным и единственным свидетелем обвинения в обоих делах оказался бывший аудитор KGLI Аль-Алайан. Юристы Лазаревой ранее уличили этого человека в подтасовке фактов и подделке документов. Однако для прокуратуры это обстоятельство не возымело никакого значения. Даже тот факт, что Аль-Алайан самым очевидным образом скомпрометировал себя ложными показаниями во втором деле, не подвигнул следователей закрыть второе дело за отсутствием состава преступления.

Надежда на Лаврова

Екатерина Духина на прошедшей в Москве 27 февраля пресс-конференции заявила, что защита будет добиваться пересмотра неправомерного приговора по первому делу. Адвокат уверена, что дело уже перестало быть экономическим, а вышло в политическую плоскость. Поэтому необходимо, чтобы свои усилия приложили дипломаты. В МИД РФ за ситуацией следят по поручению Сергея Лаврова. Есть шанс, что вопрос о судьбе Лазаревой будет поднят главой российского внешнеполитического ведомства на его встрече с эмиром Кувейта 6 марта.

Источник материала - kommersant.ru

Добавьте «Соловей.инфо» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.




Рекомендуем